озероБайкал.инфо

информационный сайт о Байкале


Байкал: Общая информация о Байкале; Байкал в вопросах и ответах; Маршруты; Отчеты и рассказы туристов; Турбазы; Карты; Полезная информация...

Фотографии Байкала: Западный берег Байкала (Север, Центр, Юг); Восточный берег Байкала (Север)

Публикации: Геология; Законодательство; Животный мир; История; Кругобайкальская железная дорога; Легенды и придания; Общая информация; Охраняемые территории; Растительный мир...

Каталог сайтов; Форум...



» » » » Документальное повествование о первом байкальском походе.

Документальное повествование о первом байкальском походе.

Категории статьи: Байкал / Отчеты и рассказы туристов / Байкал глазами путешественника




1 августа. 14-й день на Байкале.

Утро солнечное, тихое. Уже привыкшие к капризам байкальских ветров, мы, как ни в чём не бывало, собираемся в путь.

Прошли один час на веслах, как вдруг появился встречный ветер, и мы, не раздумывая, пристали к берегу. Уже неоднократно убеждались, что ходить против ветра на расстояние - только потеря времени. На берегу есть стол со скамейками, рядом кладка из камней - туристы делали баню. У костриша роится огромное число мух. Я довольно долго не касался этой неприятной темы, но всё-таки решил рассказать, чтоб не думали, что на Байкале всё так прекрасно. Возможно, трудно поверить, но на Байкале нас донимали не мошка, не комары, не клеши, не холод, не голод, не опасности, а простые серенькие мушки. По этой причине было трудно не только позагорать, а просто посидеть без одежды. Мухи, в отличие от комаров, садятся бесшумно и кусают на редкость больно. Более того, эти твари кусали через носки и майки, даже через дырочки в кедах. Если от других кровососущих можно избавиться, уйдя подальше от берега, то мухи отправлялись в плавание вместе с нами. Удобно расположившись кучками на парусе с подветренной стороны, они периодически пикировали на нас и укусами доводили до бешенства. Представьте себе ситуаиию: идём себе в удовольствие вдали от берега, кругом красота, пригревает солнышко, жарко, а снять рубашку нельзя - сразу начинают жалить. Потеряв терпение, устраиваем охоту на мух, соревнуясь между собой, кто убьёт больше. Особенно много мух на тех местах, где часто останавливаются туристы, оставляющие после себя массу отходов. Мухи не давали покоя ни утром, ни днём, ни вечером, только с наступлением темноты можно спокойно посидеть у костра и даже разуться.
Наиеленно побродив по окрестностям, я быстро нашёл много подосиновиков и белых грибов. Благодаря тёплой дождливой погоде вырос богатый урожай. На ужин сегодня вновь были поданы жареные грибы. Засиделись у костра допоздна - слушали радио, разговаривали, смотрели на огонь, яркие звёзды, скрытый в темноте, мерно вздыхающий Байкал. Когда легли спать, меня насторожили знакомые шорохи - это пожаловали голодные лесные мыши. Пришлось вставать и подвешивать рюкзак с продуктами на дерево. С этими ребятами надо держать ухо востро, прогрызть рюкзак и поточить наши скромные запасы для них пара пустяков.

2 августа. 15-й день на Байкале.

Утром парит, жарко, душно. В такую погоду байкальская вода не пугает, а манит к себе, и мы часто купаемся. К холодной воде уже привыкли. С гор потянулись мошные кучевые облака, донеслись раскаты грома. Гроза зацепила нас краешком, брызнув дождём, ушла в сторону Байкала. Завороженный красотой грозового неба, я неотрывно смотрел на тёмные с сединой тучи, грозно нависшие над потемневшим Байкалом, на изломанные яркие молнии, на серые полосы дождя, протянувшиеся от облаков к озеру. Вдруг выглянуло солнце, и на чёрном фоне уходящих туч расцвели всеми цветами две радуги, дуги которых опустились прямо в тёмно-синюю водную гладь.

После грозы объявился култук, и мы вскоре оказались у посёлка Бугульдейка, расположенного в устье одноимённой реки. За посёлком ландшафт берегов резко изменился. Мы глазам своим не верили -только что тайга сплошь покрывала высокие горы, а теперь горы на глазах съёжились, стали намного ниже и почти полностью потеряли лесной покров. Соответственно, сменилась цветовая гамма окрестностей - с тёмно-зелёных тонов на светло-коричневые. Горная цепь Приморского хребта стала напоминать вереницу больших холмов, в которых преобладали каменистые и глинисто-песчаные почвы со скудным травостоем. Редкие корявые сосны сохранились в основном в распадках и долинах, что только подчёркивало пустынность местности.
Вскоре над горами вновь стали собираться тучи, и мы задумались о месте для ночёвки. Но голые обрывистые берега не образовывали столь полюбившиеся нам заливы и бухточки, береговая линия на редкость прямая.

Выбирать не приходилось, и мы пристали в месте, где распадок между гор сходил к самой воде. По распадку, несмотря на начавшийся дождь, я решил подняться на гору. По пути, к великой моей радости, наткнулся на кусты красной смородины и стал жадно пожирать, не стесняясь этого слова, кислые ягоды. Такой необычный аппетит объясняется просто - вот уже две недели в нашем рационе отсутствуют свежие ово-ши, фрукты, ягоды, зелень.
Гора невысокая, и я вскоре оказался на вершине, где чернело разбитое молнией засохшее дерево. К этому времени дождь усилился, лохматые тёмные тучи проносились над самой головой, раскаты грома разрывали воздух в опасной близости, порывы ветра чуть ли не сдували с места. На необъятных байкальских просторах разыгрался шторм. Байкал стал чёрным и сплошь покрылся белыми гребнями. С высоты любоваться Байкалом в бурю очень даже занимательно, но я промок и продрог, пора на покой.

3 августа. 16-й день на Байкале.

Сегодня во время плавания наблюдали те же природные ландшафты, что и вчера - горная степь кругом. Под слабым попутным ветром мы дошли до мыса Крестовский. На берегу увидели грузовую машину, две палатки и группу людей. Мы пристали и попали на шумное веселье, в котором принимали участие местные жители и геофизики. Народ находился в такой степени опьянения, когда все друг другу друзья и товарищи. Вполне искренно сокрушаясь, что уже вся водка выпита, а мясо съедено, пригласили нас перекусить. Мы не заставили себя долго упрашивать и дружно навалились на мясной бульон, которого осталось ешё половина ведра, свежий хлеб, горчицу. Насытившись, сердечно распрощались с новыми знакомыми. Дальше плыть расхотелось, и мы остановились за мысом в уютном заливе. Сегодня я решил основательно заняться рыбалкой. Разуверившись в спиннинге, мы сделали кораблик с десятком мушек. Хариус несколько раз бросался на скачушие по воде мушки, но пока я вытаскивал кораблик, рыба сходила с крючка. Сказывалось отсутствие опыта рыбной ловли на столь специфичную снасть.

4 августа. 17-й день на Байкале.
Утром проснулся от вздрагивания палатки под мошными порывами ветра - это вновь пожаловал култук. До обеда успели пройти большое расстояние. Пейзаж окрестностей, которые получили название Таже-ранской степи, стал носить полупустынный характер. Редкие деревья на округлых невысоких горах практически исчезли, зелёный покров потускнел и пожелтел, всё больше скалистых и глинистых обнажений.

Во второй половине дня подошли к реке Анга, которая образует в устье широкую бухту - эстуарий. Несмотря на то, что на севере, над долиной Анги, громоздились кучевые облака, предвещавшие скорую грозу, решили идти дальше. Грозы нередко сопровождаются шквальным усилением ветра, но до сих пор серьезных неприятностей они нам не приносили, что и породило беспечность. Мы вышли из-за большой скалы, прикрывающей с запада вход в эстуарий, и стали быстро пересекать его. Успели пройти всего 200 метров, как в бок парусного катамарана ударил предгрозовой шквал горного ветра, пришедшего по долине Анги. Напор ветра был столь силён, что мачта с парусом и сам катамаран стали угрожающе крениться. Смотреть на воду в сторону устья Анги было просто жутко. Я ешё ни разу не видел таких чёрных, я подчёркиваю, именно чёрных, волн с яркими белыми гребнями, которые покрыли весь эстуарий. В этой «чернухе», накатывающейся на наше маленькое судно вместе со слепящим ветром, было что-то грозное, роковое. С каждой секундой ощущение тревоги нарастало, появился страх, и я крикнул Середе, который был на руле: «Поворачивай назад!»

Середа стал поворачивать катамаран носом к ветру и парус заполоскался. В следующий момент мачта под порывом ветра выскочила из крепления и рухнула на катамаран, накрыв полотнищем паруса Середу. Некоторое время мы отчаянно боролись с парусом, который так и норовил взлететь. Натянутый между мачтой и гиком, он сохранял свою плошадь и продолжал ловить ветер даже в лежачем положении. Я навалился всем телом на вздувшееся полотнище паруса и с ужасом наблюдал, как мой радиоприёмник, который был привязан к мачте верёвкой, летал над водой. Пока в панике мы ловили радиоприёмник, спускали парус, перекладывали мачту, наш катамаран довольно далеко унесло в открытый Байкал. Пришлось целый час грести изо всех сил, чтобы вновь зайти за скалу, из-за которой так опрометчиво выскочили в эстуарий. Пока приводили в порядок наш парусный катамаран, гроза прошла, ветер стих. И когда мы с опаской вновь вошли в эстуарий, то я подивился: вместо «чернухи» - спокойная гладь синей воды, вместо грозовой тучи - голубое чистое небо.

Почти сразу за эстуарием реки Анга открылась огромная бухта Ая, что в переводе с эвенкийского - «красивая». Она мне запомнилась большими размерами и полным отсутствием леса по берегам, с севера и востока берега из высоких разноцветных скал. Бухта знаменита своими пещерами и наскальными рисунками. Но в наши планы осмотр этих достопримечательностей не входил.

Если мы будем останавливаться у всех памятников природы и истории, то потеряем много времени. Мы уже почти пересекли бухту Ая, как вновь на севере засинели грозовые тучи. Уже рядом с берегом нас застал сильнейший ливень, и мы вымокли до нитки. Похолодало. Выбирать уже не приходилось, и мы пристали в ближайшей бухточке. В более безжизненном месте, напоминающем лунный ландшафт, ешё не ночевали. Со всех сторон окружали высокие каменистые горы, склоны которых круто обрывались к самой воде. Единственная ровная площадка — рядом с руслом водотока, по которому только что скатилась дождевая вода. Вода, падая с большой крутизны, увлекла за собой песок и глину и замутила прибрежную полосу байкальской воды. Берег был покрыт хрустяшим слоем мелкого града. Со стороны голых, на редкость суровых гор дул порывистый холодный ветер. Пасмурно, моросит дождь. В быстром темпе поставили палатку, разложили веши, разожгли маленький костёр. Когда всё было готово для ужина, нырнули в палатку и с наслаждением переоделись в сухое тёплое бельё. Зажгли фонарик, включили радиоприёмник, придвинули поближе котелки с горячей кашкой и чаем, налили в кружки по сто граммов водки. А за тонкой стенкой палатки непогода ярится. Тёмные тучи заволокли небо - совсем стало темно. Под порывами ветра палатка так и вздрагивает, так и ходит ходуном, дождь стучит и стучит, стекая по запотевшему тенту крупными каплями. А нам так хорошо, что хочется сказать - жизнь прекрасна, особенно остро это чувствуется после перенесённых трудностей и опасных испытаний.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9


Добавление комментария

Ваше имя:


Ваш E-Mail (видит только администратор):




Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Введите код:






О сайтe | Разное | Обратная связь


© 2002-2015 ozerobaikal.info